Меню
12+

Газета «Учитель Дагестана»

23.01.2019 11:31 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 1 от 17.01.2019 г.

Нужен культ грамотности

Автор: М.М. Эфендиев
учитель русского языка и литературы, МКОУ «Игалинская СОШ», Гумбетовский район

Прошло слишком много времени со дня опубликования в печати проекта закона Республики Дагестан «Об утверждении республиканской целевой программы «Русский язык» (2007-2010 годы). Её основными целями провозглашались: социально-экономическое, духовное, художественное и научное возрождение Дагестана; обеспечение всестороннего развития и распространения русского языка, государственного языка РФ; обновление содержания методов обучения русскому языку; усиление роли русского языка в условиях билингвизма.

Повышение статуса русского языка в обществе рассматривалось в ней в прямой связи с духовным возрождением и обновлением России и Дагестана. А задача повышения качества преподавания русского языка, усиление нормотворческой работы и создание учебных пособий по речевой культуре выделялись как ключевые. Ведь от того, как поставлено изучение русской словесности в школе и вузе, используются ли там новые технологии либо всё идёт по старинке, во многом зависит грамотность населения. Тем более что современные средства массовой информации, к сожалению, давно перестали быть для читателей, слушателей и зрителей эталоном правильной речи, они насыщены жаргонизмами и вульгаризмами, пестрят нелепыми заимствованиями.

Но вот насколько успешно выполняется эта программа, наслышаны ли о ней, к примеру, преподаватели вузов или, скажем, создатели телевизионных передач – это уже другой вопрос.

Нельзя сказать, чтобы проблема правильного употребления и искусства речи никого не волновала. Напротив, для очень многих дагестанцев овладение грамотной красивой речью – необходимое условие их профессионального роста, успеха в жизни.

К сожалению, преподавание русского языка не назовёшь ныне удовлетворительным. Выпускники школ и даже гуманитарных вузов не обладают необходимым минимумом знаний в области орфографии и орфоэпии, уровень их грамотности весьма низок. Причина не только в необоснованном сокращении школьных программ, но и в снижении требований к грамотности.

Практика преподавания русского языка до сих пор в значительной степени ориентирована на формирование представлений о русском языке, его правилах и законах, на усвоение норм орфографии и пунктуации. При этом совершенно игнорируется коммуникативная функция слова (назначение текста служить средством общения и сообщения). В популярных ныне учебниках русского языка для старшеклассников читаем: «Книга поможет в совершенствовании навыков правописания, в практическом повторении всего того, что было раньше изучено». Опять обобщать, закреплять повторенный материал? А как же научиться наслаждаться языком, выступать перед аудиторией, дискуссировать, оформлять деловые бумаги, писать доклады, рефераты? Необходимых для этого учебных курсов, методических и учебных пособий очень мало.

Отрицательные стороны преподавания русского языка в школе можно сформулировать так: мы гораздо больше требуем от ученика, чем даём, предъявляем такие требования, которых без нашей помощи не может исполнить средний ученик. Именно эта картина будет свойственна сельским школам при проведении ЕГЭ, ибо задания, предлагаемые учащимся, рассчитаны на сильного ученика лицеев или гимназий России. Внутренняя противоречивость тестов создаёт мнение о том, что задания с выбором правильного ответа из числа предложенных обеспечивают проверку знаний только низшего уровня. Тестовая методика не даёт возможности проверить понимание учащимися того или иного процесса, закономерности или явления, тестировать можно лишь формализированные знания. Увлечение тестированием может спровоцировать усиление тенденции подхода к обучению по принципу «натаскивания на тесты», ибо существует возможность фальсификации результатов эксперимента, как, впрочем, и при любом другом виде контроля знаний. Какую истинную цель ставят организаторы, одному только Всевышнему известно.

ЕГЭ – в том виде, в котором сейчас существует, – скоро не сможет только фиксировать результаты обучения. Вживлённый в учебный процесс, этот счётчик в будущем начнёт неизбежно влиять и на качество самого образования. Может быть, со временем школы потеряют 10-11 классы.

Любой эксперимент предполагает добровольное участие в нём и должен учитывать мнение учеников и родителей. Да и школы у нас очень разные. Действительно ли ЕГЭ позволяет объективно оценить знания учеников и насколько он поможет решению проблем образования – время покажет. Вроде бы всё правильно задумано, но нередко это оборачивается нежелательными последствиями…

Ещё одна проблема – речевая агрессия. Она бытует везде – в семье, школе, армии, на улице, торговой точке и даже в парламентском зале. Наиболее плачевны её проявления в школе. К сожалению, учителя частенько кричат на учащихся и, запугивая их, таким образом достигают своих сиюминутных целей – послушания, подчинения, страха. Дети, естественно, копируют агрессивно-речевые действия, перенимают соответствующую модель поведения. Легко сделать вывод, каких граждан получит в результате общество…

Я не знаю, будет ли преувеличением с моей стороны, если я скажу, что преподаватели русского языка не столько учили и учат писать, сколько требовали, чтобы учащийся научился писать: шла постоянная проверка знаний (диктовки, изложения, сочинения) и никогда – за редким исключением – обучение.

В самом деле, никак нельзя считать обучением грамотности в таком обилии проводившиеся у нас проверочные диктовки, часто приносившие больше вреда, нежели пользы. Они базировались на хорошем знании грамматических правил, предполагали (и проверяли) основательное знание грамматики, не учитывая при этом, однако, очень распространённого и легко объяснимого явления – того, что сплошь и рядом люди, хорошо знающие грамматику, в письме делают грубые ошибки, и наоборот: очень редки случаи, когда пишущий совершенно безукоризненно бывает очень слаб в знании грамматических правил. Очевидно, что для правописания недостаточно знания грамматических правил, а необходимо ещё умение и навык их применять: учащийся, пишущий и вспоминающий в процессе писания правила, путает их и применяет не то правило, какое нужно в данном случае.

Если бы в школе курс русского языка изучался в полном объёме, во всех классах (особенно в выпускном), а экзамен по этому предмету завершал бы каждый учебный год (начиная с шестого класса по десятый – диктант, в одиннадцатом – сочинение), то, очевидно, за счёт уменьшения числа часов, отведённых на русский язык, не стали бы вводить модные «альтернативные» дисциплины, а учителя-словесники чувствовали бы ответственность за грамотность своих учеников, за их умение владеть навыками устной и письменной речи.

Статус русского языка как государственного должен предполагать знание и хорошее владение им всеми проживающими на территории России. Но если не предпринять определённых мер по совершенствованию знания русского языка, то никогда не удастся остановить проникновения в него грубого просторечия, бранной и жаргонной лексики, потока иностранных слов в рекламе, названиях предприятий, фирм, товаров. В нашем обществе сложилось даже представление о том, что нетактично делать замечания по поводу речевых ошибок, что грамматические ошибки в деловых бумагах не имеют существенного значения и пр., и пр. Стало нормой прощать себе и другим неграмотность, не подготовленную для публичного выступления речь. Более того, и на филологических факультетах ошибки в курсовых и дипломных работах не наказуемы. Нет ли в этих фактах пагубного противоречия: на вступительном письменном экзамене есть норма допустимых ошибок на положительную оценку, а на выпускных – нет?

Но в чём же корень зла? Он в трудной, непродуманной программе и таких же трудных, игнорирующих детское мышление учебниках русского языка.

Школьная практика показывает: чем больше теорий, сложностей, тем меньше грамотность. Всё, что непонятно, нелюбимо и даже при большом старании ученика не даёт хороших результатов. Итог налицо – плохая грамотность учеников.

Если говорить о кризисе в образовании, то проблемы изучения русского языка самые жгучие: насколько они будут решены, настолько сдвинулся бы с места проект закона Республики Дагестан «Об утверждении республиканской целевой программы «Русский язык» (2007-2010 годы)». В то же время вузовская подготовка учителей русского языка и литературы должна не сокращаться, а углубляться в области лингвистики и литературоведения с учётом современных научных достижений и научно-педагогических требований. Курсы фольклора, истории литературы и языка должны иметь оптимальные учебные объёмы при сохранении фундаментального качества и не выхолащиваться за счёт непредметной подготовки. Сходным образом следует строить и повышение квалификации учителей. Оно должно быть непрерывным, модульным, мобильным.

Языку сегодня необходима наша поддержка, чтобы он остался на века великим и прекрасным.

Само собой разумеется, что для реализации проекта закона, который намечал пути республиканской политики в области русского языка во всех сферах его функционирования, необходимо объединить усилия республиканских деятелей, администраций всех районов, учёных-филологов, юристов, учителей, журналистов, издательств и всех тех, кому небезразличны слагаемые программы «Русский язык».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

1