Меню
12+

Газета «Учитель Дагестана»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 8 от 12.04.2021 г.

Верность избранному пути

Источник: По материалам книги Т. Петениной «Гасан и Валентина Абдуллаевы»

...Но любой из нас, где б он ни был, навечно
Сохранит в своем сердце погожий денек,
И спокойный твой голос, и взгляд твой сердечный,
И улыбку, и первый наш русский урок.

Расул Гамзатов

Эти слова Расула Гамзатова о русской учительнице в полной мере можно отнести и к Валентине Петровне Абдуллаевой (в девичестве – Козловой), более полувека своей жизни отдавшей делу воспитания и обучения детей. Хрупкая девушка из Подмосковья, приехав на три года по распределению в Дагестан, в Карабудахкент, так и осталась здесь навсегда…

Она была педагогом от Бога и иной профессии, иной судьбы себе не представляла. Интересно высказывание юной Вали в одном из писем из Белоомута относительно ее профессиональных планов: «Я и не думаю работать в РОНО, и обязательно буду работать в школе, хотя находилась бы она в 40 км. от райцентра. Это мое твердое убеждение». Этому убеждению она не изменила на протяжении пятидесятилетней педагогической деятельности, ни разу не пожалев об избранном пути.

Поначалу было нелегко. Неведомый край, чуждые обычаи, незнакомый язык... Скучала девушка по родному Подмосковью, мечтала о том, когда же пройдут эти три года, и она сможет вернуться домой. Но... нужно было вживаться в совершенно новую среду, нужно идти навстречу людям, работать, не жалея сил, надо быть абсолютно искренней и открытой, и только тогда тебе поверят, только тогда к тебе потянутся. И здесь, конечно, сыграли немаловажную роль доброжелательность, отзывчивость местного населения и, самое главное, взаимопонимание, контакт с детьми. Требовательная и принципиальная, но одновременно очень добрая и ласковая с учениками, Валентина Петровна быстро завоевала уважение среди учащихся и их родителей.

Когда Валентина Петровна работала инспектором РОНО, ей часто приходилось ездить в соседние аулы – Гели, Параул, Какашура, где ее всегда встречали с почтением. Однажды, будучи в командировке, она была приглашена в дом уважаемого на селе человека. Гостеприимный хозяин пригласил старика-кумузиста, который задушевно пел старинные кумыкские песни, аккомпанируя себе на агач-кумузе. Это была длинная и грустная песня-баллада о прекрасном юноше и красивой девушке, судьба которых закончилась трагически: проклятые ее родственниками, не желавшими породниться с бедным родом юноши, молодые люди превратились в камень. Сейчас это место поклонения влюбленных называется Къыз-Таш. Валентина Петровна часто вспоминала тот вечер, когда при свете керосиновой лампы она была посвящена в эту поэтическую историю.

В домашнем архиве Абдуллаевых сохранилось множество фотографий, где они запечатлены со своими учениками. Сколько же их было за десятки лет педагогической деятельности! Валентина Петровна знала целые династии своих учеников, когда, став взрослыми, они приводили в школу своих детей, а затем внуков.

У всех разные характеры, разные судьбы... Скольким трудным подросткам она помогла за эти годы встать на путь истинный, скольким матерям помогла добрым советом в воспитании детей; к скольким девочкам пришла на помощь, когда родители не пускали их в школу; сколько терпения, чуткости и такта проявила, преодолевая закореневшие пережитки. Все было, и не все удавалось сразу. Постепенно появлялось знание местных обычаев и их исторических корней, приходил педагогический опыт, а главное – она была не одна, рядом находился любимый человек, готовый всегда прийти на помощь.

Валентина Петровна была прекрасным математиком. Уроки по этому, казалось бы, сухому, основанному на четком логическом мышлении предмету она превращала в настоящий творческий процесс. До сих пор в семье хранятся ее разработки математических вечеров, олимпиад, викторин. Они оформлены с удивительной тщательностью и любовью, а ее методическая литература по математике всегда вызывала белую зависть коллег. Много в ее личной библиотеке было занимательных книг не только по математике, но и физике, астрономии. Она обижалась на супруга за то, что он захватил всю территорию в кабинете, и ей некуда поставить свои любимые книги. Подчас она находила им место даже в серванте вместо посуды.

Любимым ее занятием являлось разгадывание кроссвордов, чайнвордов. По ночам она либо читала, либо решала задачи, либо составляла всевозможные головоломки. Для нее это было отдыхом. С десяти часов вечера до часа ночи, после завершения всех домашних дел, она сидела за письменным столом. Никогда не читала лежа. Ее кругозору, широте интересов мог позавидовать каждый.

Валентина Петровна всегда была в курсе инновационных идей, старалась помочь молодым коллегам отойти от шаблонного преподавания того или иного предмета, систематически занималась усовершенствованием преподавания математики. В личной библиотеке Валентины Петровны хранится огромное количество книг по педагогике, с которыми она не расставалась до последних дней своей жизни. В первую очередь, это книги педагогов-новаторов – Амонашвили, Асмолова, Католикова, Никитина, Шаталова, Соловейчика, Ямбурга. Ее настольной книгой стала книга Ш.А. Амонашвили «Размышления о гуманной педагогике», в которой карандашом помечены слова автора о том, что у каждого ребенка есть на земле своя миссия. Он неповторим и уникален, наделен от природы особым сочетанием возможностей и способностей: «Есть и общие для всех возможности и способности, но есть и своя изюминка у каждого. Я ее рассматриваю как зернышко, в котором хранится суть миссии, и если помочь ему развиться, вырасти, создать условия доброжелательности, то ребенок, став взрослым, принесет окружающим его людям в чем-то какое-то, хоть малюсенькое, облегчение, какую-нибудь радость, станет для кого-то помощником, соратником, надеждой».

Наверное, способность заметить эту «изюминку» у ребенка, почувствовать его индивидуальность, с уважением отнестись к ней, помочь развиться, и является главным талантом настоящего педагога.

Серьезно изучала Валентина Петровна и педагогический метод другого талантливого педагога-новатора – В.Ф. Шаталова. Изучала не только для себя: она стремилась поделиться своими знаниями, своим пониманием гуманной педагогики с коллегами, и потому конспектировала научные труды в виде тезисов, выписывая основные идеи и мысли.

Размышления великих педагогов были для Валентины Петровны очень близки. Она понимала, что с позиций гуманной педагогики должны быть переосмыслены все компоненты образовательного процесса: и урок, и методы, и программы, и учебники, и оформление классных комнат. Необходимо коллективное творчество учителей, учащихся, родителей, утверждение в школе отношений сотрудничества между взрослыми и детьми.

Огромное значение Валентина Петровна придавала внеклассной работе. Будучи учителем, она поощряла самые разнообразные увлечения детей: чтение книг, участие в школьном театре и художественной самодеятельности, коллекционирование марок, открыток, старинных монет, благотворительную деятельность, уход за растениями, животными и т. п.

К каждому вечеру, встрече между школами района Валентина Петровна готовилась как к творческому экзамену, и это отличало ее от других учителей. Итогом всей педагогической деятельности Валентины Петровны стала ее последняя должность – заместитель директора по научно-методической работе. Это было ее детище, ее лебединая песня...

Она находила упоение в труде и часто говорила не о профессиональной усталости, а о том, что сейчас она имеет больше возможностей для плодотворной работы, нежели раньше. Ее радовал и окрылял успех молодых коллег, которые питались ее идеями, новыми открытиями, смелыми задумками. Она всегда шла в ногу со временем, в какую бы эпоху ни жила: в 50-е, 60-е, 70-е, 80-е или 90-е годы...

Почти десять лет Валентина Петровна Абдуллаева была директором школы. Катастрофически не хватало времени, но благодаря природной организованности и, главное, помощи умных, влюбленных в свое дело коллег-соратников, она без устали творила свою Школу, в которой главное – ученик-личность, ученик-чудо.

Главное в воспитательной работе педагога Абдуллаевой было умение найти общий язык и с трудным подростком, и с талантливым учеником. И ученики, всегда тонко чувствующие и профессиональный уровень, и человеческие качества своих учителей, необычайно высоко оценивали педагогическое мастерство Валентины Петровны.

Для кого-то из своих воспитанников Валентина Петровна стала тем учителем, тем взрослым другом, что помог выстоять в трудную минуту, помог сформироваться его личности, стал путеводной звездой в жизни.

Из воспоминаний поэта Бадрудина Магомедова: «С 8 класса я учился в Какашуринской школе-интернате, и как сын погибшего фронтовика находился на полном гособеспечении. Однако в 9 классе с меня потребовали плату, и хотя я жил со старой бабушкой, у которой не было денег, замдиректора интерната настаивал на своем. Через несколько бессонных ночей холодным ноябрьским днем, с еле сдерживаемой обидой в сердце, я добрался до Карабудахкента в кузове попутного самосвала. Я пришел в школу (теперь школу им. Г.М. Абдуллаева) и сказал, что хочу здесь учиться. Меня привели в кабинет директора. Впервые в жизни, оказавшись в такой теплой желанной обстановке, которую никак не ожидал встретить, мне захотелось плакать. Женщина нежным тихим голосом, будто обращаясь к родному сыну, слегка обняв меня, сказала: «Не расстраивайся, мой мальчик. Ты будешь здесь учиться, будешь жить в интернате, никто тебя больше не обидит. Все будет хорошо. Нам нужны такие мальчики». Этим директором была Валентина Петровна.

Когда я начал учиться, мне казалось, что Валентина Петровна заботится только обо мне и любит меня больше, чем даже местных карабудахкентских детей. Однажды я заболел и несколько дней пролежал в палате. Валентина Петровна, узнав об этом, передала мне через ребят несколько книг, среди которых была повесть Каверина «Два капитана». Я прочитал ее взахлеб, будто бы принял волшебное лекарство. Моя любовь к морской стихии, к миру Айвазовского, затем служба в военно-морском флоте, думаю, началась с этой книги.

На уроке Валентина Петровна никогда не повышала голос, даже если было шумно в классе. Но ее негромкий голос доходил до каждого из нас лучше, чем наставления повышенным тоном других учителей, и мы сами постепенно притихали. Она относилась к нам как старшая подруга».

Да, таких учителей ученики не забывают, пронося благодарную память о них через всю жизнь. Со всех концов страны получала Валентина Петровна письма от бывших своих учеников. Многие называли ее старшим другом, верным помощником и даже мамой.

Валентина Петровна была педагогом не только на уроках в школе. Потребность нести свет знаний, обучать, прививать культурные навыки была настолько сильна в ней, что она делала это при любом удобном случае, в самых неординарных ситуациях.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

8