Меню
12+

Газета «Учитель Дагестана»

17.10.2019 14:37 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 16 от 15.10.2019 г.

Pro-смыслы, pro-открытия...

– Малика, расскажи о программе «Учитель для России»? Как ты туда попала, и кто был твоим наставником?

– «Учитель для России» – это проект, нацеленный на то, чтобы выпускники престижных вузов, получив профессиональную педподготовку, отправились в отдалённые уголки страны и преподавали детям, у которых нет возможности расширять горизонты и получать новый опыт. Вообще, об этом очень подробно написано на сайте, можно там все выяснить...

Как я туда попала? Просто получила рассылку по почте, но сначала не обратила внимания, но проектом заинтересовалась. Перешла по ссылке, потом подумала: «Ну нет, два года отдавать на что-то, когда не знаешь, что там и как вообще обстоят дела…» Однако решила зарегистрироваться на сайте: постепенно мне стали приходить рассылки о сроках, а также разные новости программы. Будучи в Хунзахе с сестрой, мне пришло сообщение о том, что осталось 2 часа до подачи регистрации. Подумала, вообще-то учитель для России это то, о чем я всегда мечтала... Размышляла об учительстве, о педагогике – о такой глубинной и разносторонней, а не просто пришла в школу, дала урок и ушла. Для меня всегда была важна "смена контекстов", изучение какую-то новой местности… В итоге, зарегистрировалась на сайте и, к моему удивлению, получила уведомление о том, что моя заявка принята к рассмотрению. Через день меня уже вызвали на скайп-собеседование, а после положительного собеседования пригласили на тур в Москву. Там мы весь день проходили разные испытания педагогического характера, выполнили целый ряд невероятных, очень глубоких и в то же время трудных заданий, связанных с педагогикой. После отборочного тура сказали, что меня ждут, и это было очень неожиданно, потому что я не совсем вникала в происходящее. Однако понимала, что в этот момент моя жизнь окунулась в вихрь перемен.

Как только мы прошли отборочный тур, нас привезли в летний институт. Весь июль обучались в Калужской области, и там за каждым из нас уже был закреплён куратор, который наблюдал и помогал нам в нашей работе в обучении и даже в каких-то познаниях себя, давая определенный вектор. Куратор закреплялся в зависимости от того, в какую область мы собираемся поехать. После того, как прошла обучение в летнем институте, нам предоставили список школ, в которых есть вакансия того предмета, который мы собираемся преподавать. Сама я историк, но у меня была возможность работать с детьми из начальной школы, потому что дети младшего возраста были мне по опыту ближе. Решила искать вакансию учителя начальной школы: дали целый список школ Тамбовской, Калужской и Воронежской областей. Мы стали разъезжать по школам вместе с педагогами из программы. Приехав в Новорусаново (это на юге Тамбовской области), поняла, что это то место, где мне хотелось бы остаться.

– Шумную Махачкалу сменила на тихую жизнь в деревне. Как на тебя повлияла эта перемену?

– Жила я в деревне у бабы Гали, в доме которой было очень много "чудес". Мне было хорошо с первого дня: такое ощущение, что приехала к родному человеку, и ни разу за эти два года у нас с ней не было никаких разногласий. Мы были очень открыты друг для друга... Я поддерживала ее в бытовых проблемах, а она меня вдохновляла: «Ты все сможешь!» В общем, баба Галя сыграла большую роль в моей деревенской жизни...

– Читателя сейчас беспокоит один вопрос: как родители отнеслись к такому фатальному повороту в твоей жизни?

– Мама всегда понимала, что я ищу какие-то нестандартные пути познания и раскрытия своих внутренних интересов, и поэтому она спокойно отнеслась к моему решению. С папой было сложнее… (улыбается) Он был уверен, что я продолжу учебу в Петербурге, поступив в аспирантуру, поэтому для него мое решение было шоком: он не понимал, как можно променять Питер на деревню... Он пытался убедить, что это не тот путь, который свойственен дагестанской девушке, но когда я уже подробно ему обо всем рассказала, смягчился... Скажу одно: всегда чувствую негласную поддержку от него. Прошёл год, и он увидел, что моя работа – про смыслы, про открытия, про что-то очень полезное.

– Поговорим о главной миссии «Учителя для России»… Поделишься воспоминаниями о школе и учениках?

– Это я люблю делать больше всего! В "малюсенькой" школе было всего 58 учащихся, 20 % из них – дети цыган. Обычно цыганские дети второй и третий раз оставались на "второй год", потому что им очень сложно давалась учеба. Они были детьми отзывчивыми, и их легко можно было удивить. Мне казалось, что бы я ни сделала, они всему удивлялись. В этом плане, ярко чувствовала, насколько влияю на них. Дети глубоко все воспринимали, они всегда были открыты новым познаниям, но не через книги, а через людей. Я для них была какой-то экзотикой, они никак не могли понять, что Дагеста – это тоже Россия. В первый год вела уроки у первого класса, а со второго года мне прибавили нагрузку, дали часы по истории в старших классах. Там началась уже совсем другая история, потому что со старшими детьми меньше хлопот. Интересно, что после работы со старшими детьми, я поняла, что мне хорошо работать и в начальной и в средней школе, и это было для меня открытием... Я в себе нашла какое-то универсальное решение учителя для всех. Кстати, в школе вела три кружка: театральный, который назывался «Через театр», писательский, который назывался «Пишу собой», и танцевальный (банально – танцы разных народов). Все три направления это то, что мне очень интересно, то через что я могу себя проявить. «Пишу собой» – проект учителя-психолога из нашей программы: она придумала удивительную методику того, как можно воплотить фантазии и мысли детей в тексты, а я просто взялась это осуществлять у себя в школе. В театральном кружке мы были настроены на то, чтобы поставить спектакль на фестиваль «Через театр»: он проходит каждый год в Москве где-то в начале апреля (региональный фестиваль). Все силы были направлены на то, чтобы поставить с ними какую-то интересную постановку. Мы поставили с детьми документальный спектакль под названием «Окно в апрель». По замыслу мне кажется он достаточно глубоким и личным, с некоторыми нотками волшебства... Кроме этого, мне нравилось танцевать самой и обучать искусству танца детей. В свое время научилась танцевать лезгинку, все ее виды, поэтому с лёгкостью могла преподавать и испанский, и шотландский, и греческий, другие виды танцев. Замечу, мне удалось как бы "объединить" все эти три кружка в поставленном спектакле.

– Что дал тебе этот опыт?

– У меня ощущение, что этот опыт дал мне всё. Наверно, это самое важное, что произошло в моей жизни, то, что помогло мне сформировать себя, свои направления. Я совершенно по-другому стала смотреть на людей, оценивать их ум, образ жизни, научилась принимать все, что происходит... Я увидела Россию с другой стороны. Пожив в деревне, поняла, что есть целые "Системы", которые плохо устроены, что много чего может разрушиться, если вовремя туда не прийти и не достроить... Горда тем, что преобрела огромное количество друзей, и это ощущение чего-то глобального. Думаю, что я помудрела: мне этот опыт подарил себя.

Кстати, программа выплачивает солидную сумму для того, чтобы учителя могли себя комфортно ощущать, благодаря этой стипендии смогла много чего приобрести...

– Что ты можешь сказать об аналогичной программе «Сельский учитель», реализуемой в Дагестане? Как насчет жизни в горах?

– Пять лет – это всё-таки большой срок! Наверное, для всех по-разному, но для меня именно так. Пять лет жизни не могу отдать одной местности, я больше – «кочевой педагог». Время для меня дороже всего... Два года работы на одном месте мне показалось достаточным для того, чтобы оставить добрый след и изменить детей в лучшую сторону. Боюсь, за 5 лет может все надоесть...

– Какая же главная мечта «кочевого педагога»?

– Мечтаю объездить разные части света, поработать с детьми на разных континентах. Неважно, сколько буду с ними работать: месяц или год, но чтобы я могла общаться, "взаимодействовать" с детьми разных уголков Земли. Мне очень хочется поработать с индийскими, африканскими, латиноамериканскими ребятами, где-нибудь в итальянской деревне. Мне хочется отправиться и в горские школы, чтоб познать свою родину, ведь именно там и есть настоящий Дагестан.

– Идеальный урок – это… ?

– В первую очередь, это урок, когда детям комфортно: они не зажаты и не боятся спросить или дополнить; когда мы вместе что-то познаем и радуемся открытиям.

– Кто или что тебя вдохновляет?

– У меня очень много вдохновителей по жизни как живых, так и неживых, я про разных писателей и педагогов. Сейчас я очень увлечена творчеством Астрид Линдгрен. Поражаюсь её биографии, для меня она сейчас самый большой вдохновитель, потому что её книги лечат души не только детям, но и излечивают взрослых, дают возможность понять, что важно. Я в восторге от педагогов В. Ванашвили, Я. Корчак. Помню, как с упоением на первом курсе читала Макаренко, и не понимала, зачем я его читаю, но во мне его мысли отзывались. Есть ещё разные режиссеры, которые меня вдохновляют тем, насколько они самоотверженно, всю жизнь ставят удивительные спектакли... Я хочу равняться на настоящих людей, которые вопреки всему остаются верны себе и своей мечте.

– Самая забавная история в деревне…

– Забавных историй в деревне было очень много, но я не могу сейчас вспомнить конкретно, потому что я для местных была каким-то отшельником (в хорошем смысле слова), который всех интересовал. Однажды я сидела на дереве и пила чай с бутербродом. В этот момент мимо проезжал старший брат моей ученицы, он сделал такие круглые глаза: явно был в шок, на следующий день об этом узнала вся школа. Он рассказал сестре, какая у неё «странная учительница». Может, это и не самая забавная история, но меня всегда удивляло, как местные реагирует на мои обычные проявления. Похожая история была, когда во время танцевального занятия дети увидели на мне разные носки: люблю сочетать разные цвета и там у меня даже появился смысл, так делать. Таким образом показывала детям, что мы сами можем менять что-то в жизни...

– Где и какой ты видишь себя через 10 лет?

– О будущем всегда сложно говорить... Вижу свою семью с тремя детьми. Я вижу кругосветку за плечами, вижу какой-то очень невероятный, воплощённый собственный проект, совместный с человеком, с которым создала семью. Это дело жизни, которое связано с детьми или творчеством. Неважно, театр это будет или писательство, какая-то этнография или музыка, это может быть все что угодно, но обязательно должно быть полезно обществу.

– Спасибо за подробный и увлекательный рассказ. Дальнейших успехов!

Беседовала К. Алибекова

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

2