Меню
12+

Газета «Учитель Дагестана»

14.10.2017 14:42 Суббота
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 19 от 12.10.2017 г.

Не будите спящую собаку

Автор: Ибрагим Ибрагимов

Рассказ

Окончание. Начало в № 17,18, 2017 г.

Директору не удалось дочитать передовицу: снова «заговорил» мобильник.
- Не дадут отдохнуть! Алло! Кто это ещё барабанит мой слух?
- Гаджи Маммаевич, да Вы какой-то обиженный? Вы же педагог с большим опытом, Вам надо беречь нервы!
- Покоя нет от этих звонков.
- Наверное, у Вас много друзей, поэтому и звонят?
- А Вы кто?
- Разумеется, Вы меня не узнали, а надо бы знать, Гаджи Маммаевич!
- Перестаньте валять дурака, а то выключу мобильник.
- Подождите, подождите, бога ради… Я не знал, что Вы такой обидчивый… С Вами говорит министр образования Гамид Далгатович.
Директору показалось, что ему перекрыли дыхание. Грубить такому хакиму дело не шуточное. Не зря же говорят, кто спешит, тот может стать сам посмешищем.
- Гамид Далгатович, извините ради Аллаха, у меня и в мыслях не было, что Вы позвоните…
- Пустяки, так бывает… Знаете что, Гаджи Маммаевич, утомила Вас работа педагога. Я вам организую отдых. Лично распоряжусь, чтобы Вам выдали путёвку в санаторий. И не куда-нибудь, а в Сочи. А почему бы нет? Солнце, песок, лазурные берега моря. Они положительно действуют на организм человека. Уверяю Вас, после отдыха Вы почувствуете новый прилив сил и бодрости. И на работу свою уже взглянете другими глазами… Дорогой мой Гаджи Маммаевич, мы, жители гор, совсем не умеем отдыхать. Как рабочие лошади ходим вечно под нагрузкой. Работа, работа, работа… и рано стареем. А там, на западе, умеют люди отдыхать, жить для себя. Море, сауна, дорогие отели, рестораны да ещё, говорят, там девки молодость возвращают… Что скажете, Гаджи Маммаевич? Поедете в Сочи?
- Спасибо на добром слове, Гамид Далгатович. Учебный год в разгаре, какие там санатории. Не могу бросить школу.
А сам подумал: «Министр позвонил и такую вдруг заботу обо мне проявил. Странно как-то получается. Не думал, чтобы кто-нибудь на таком уровне меня заметит. Гамид Далгатович и номер моего мобильника достал. Зачем? Я с ним мало знаком. Разве что на совещании или на конференции мы видим друг друга. Прежде ни разу не звонил. И курорт обещает в Сочи... Какая может быть заинтересованность министра в отношении рядового директора сельской школы? Понятия не имею…»
- …Вы меня слушаете, Гаджи Маммаевич? Не давите на молодого специалиста…
- Простите, Вы тоже о Чамсуле Баталовиче?
- Да, да, о Чамсуле Баталовиче: ведь он и есть сын нашего друга Батала? Вы меня понимаете?
- Понимаю, Гамид Далгатович! Очень хорошо понимаю. Выходит, этот горе-учитель успел и Вам пожаловаться?
- Успел, не успел, это не вопрос. И что он никудышный учитель, тоже меня не волнует. Вы, Гаджи Маммаевич, используйте свой многолетний опыт педагога. Повлияйте, подхватите, поработайте с молодым специалистом в конце да концов. Вы педагог, как говорится, с большой буквы!
- Гамид Далгатович! Я уже дал слово и, если его оставлю в школе, я потеряю весь авторитет перед педколлективом. Тогда мне – грош цена! Если бы Вы сами…
- Слово не воробей, друг мой, можно еще сказать. А Вы подумайте...
Мобильник умолк.
В эту ночь директор школы глаз не сомкнул. Закурил, года три не куривший. Потом дело дошло до лекарства. Не раз выходил на балкон освежиться, но ничто не брало копошившихся в его мозгу мыслей: «Решительно не могу понять, что стало с людьми! Чтобы министр образования проявил такую опеку над этим прохиндеем Чамсулом. Неужели Батал, отец Чамсула, да ещё мой бывший ученик, стал настолько влиятельным человеком? Уму непостижимо! Он же был не лучше своего отпрыска, будучи школьником. Как он смог такую власть завоевать? Насколько я знаю, Батал давно покинул наши края и живёт где-то в России… Чёрт бы его побрал! И он оттуда поставил на уши всех хакимов, имеющих какое-то отношение к образованию. Вот это власть! Тьфу!..»
Прошли дни, недели. Конечно же, Гаджи Маммаевич не смог уволить учителя русского языка. Мало того, он как чумной уже обходил кабинет русского языка, не то, чтобы посетить урок Чамсула Баталовича.
В одно утро, как обычно, приходя в школу и открывая свой кабинет, Гаджи Маммаевичу пришлось ахнуть: в его кресле сидел молодой человек, в таком же элегантном белом костюме, в белой сорочке и в галстуке, как у него, и даже, быть может, дороже. Да, Гаджи Маммаевич не мог ошибиться – это был тот самый учитель Чамсул Баталович.
Он, даже не поздоровавшись, сказал:
- Уважаемый Гаджи Маммаевич! Вы уже отработали своё. Пора на покой…
Чамсул Баталович протянул бывшему директору школы чистый лист бумаги.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

2